25.05.09.C вас сколько в школе вымогали?

22 мая в российских школах прозвенел последний звонок. Для многих родителей это двойной праздник, предвещающий также конец школьным поборам — на экскурсии, ремонт, компьютеры, подарки. 
Артем Балыхин, председатель комитета Госдумы по образованию. Как с меня могут брать? Я же чиновник! В свое время я помогал одной школе, где учился мой ребенок, но это были не деньги, а книги и брошюры. Такую помощь я вполне допускаю, а за скрытые взятки нужно привлекать к ответственности. 

Захар Прилепин, писатель. Дары мы относили при поступлении в школу. А в этом году мой старший сын окончил четвертый класс, и мы просто сдали 1,5 тыс. рублей на выпускной. Ничего особенного, нормально. 

Юрий Сентюрин, заместитель министра образования РФ. Я ни разу в жизни не был жертвой школьных поборов. Но это скорее счастливое исключение, нежели правило. Отрицать же тот факт, что родителей часто бессовестно обирает школьное руководство, невозможно. Бороться с этим нужно радикально — идти в милицию, а не становиться соучастником преступления, отдавая деньги на мифическую краску для стен или книги. 

Владимир Кашин, заместитель председателя президиума ЦК КПРФ. Наоборот, это моему внуку Михаилу платят большую для десятилетнего пацана стипендию — 600 рублей. Так установил глава Серебрянопрудского района. Внук отличник и хорошо играет на баяне, участвует в международных конкурсах. Это сельская школа, и она аварийная, поэтому сейчас детей возят за 30 км. 

Михаил Бабич, заместитель председателя комитета Госдумы по обороне. Ни копейки. Средний сын недавно перешел из частной школы в обычную муниципальную, и за этот год никаких огромных денег, как в прежней школе, с нас не требовали. Вообще сбором денег занимается только родительский комитет, который и решает, на что необходимы деньги и сколько. Никаких просьб от учителей никогда не исходило. 

Борис Немцов, член бюро движения «Солидарность». Цифры знаю, но боюсь говорить. Не хочу, чтобы у ребенка были проблемы. 

Владислав Королев, руководитель фракции СПС в законодательном собрании Красноярского края. Я бы не сказал, что подарки — это серьезные расходы, больше денег тратили на благоустройство класса и ремонт школы. А такого, чтобы задаривать учителей, у нас нет. Конечно, можно сделать подарки на Новый год, День учителя, после окончания учебного года, но это символические вещи — цветы, безделушки, торты… 

Сергей Гинзбург, режиссер. Иногда мы сдаем деньги в родительский комитет, но это такие небольшие суммы, что я их даже не запоминаю. Мы выросли в такой стране, где все привыкли задабривать. Но мы еще ни разу не дарили учительнице глобальных подарков. Наверное, люди не таких публичных профессий, как у меня, решают свои вопросы с помощью денег, но к нам с такими вопросами не обращаются. 

Валерия, певица. В школе, где учатся мои дети, запрещены какие-либо подарки учителям. Родительский комитет ежегодно собирает какие-то незначительные суммы на экскурсии детям и охрану. В этом году у дочери выпускной, так родители сами решали, что нужно их детям и какие суммы для этого нужны. 

Ольга Садовская, член правления Городского ипотечного банка (группа Morgan Stanley). От знакомых я слышала о сборах на покупку мебели, компьютеров, ремонт актового зала, да и просто в школьные фонды, но я с этим не сталкивалась. Мой сын учится в частной славяно-англо-американской школе, обучение там платное, а поборов никаких нет. Все мероприятия, которые требуют дополнительных затрат, например поездки, экскурсии, проводятся исключительно по желанию детей и родителей. А в качестве подарков нашим учителям дети дарят креативные и искренние выступления на школьных концертах. 

Александр Ивлиев, партнер компании Ernst & Young. Немного, но сколько точно, я не знаю. Дети учатся в обычной школе, там собирают деньги на праздники, но на добровольной основе. За детьми следит жена, и я никогда от нее не слышал каких-либо астрономических сумм. Да и то, что учителя пытаются привлечь небольшое количество денег на образование, вполне нормально, ведь финансирования не хватает. 

Александр Малис, президент компании «Евросеть». В моей советской школе родители скидывались на нужды класса и подарки девочкам к 8 Марта. Мне это нравилось, потому что подарки дарили мы, мальчики. В школе, где учатся мои дети, я хожу и спрашиваю, чем могу помочь. А директор боится брать спонсорскую помощь, чтобы его не обвинили в вымогательстве. Поэтому мы часто действуем через его голову. То туалет отремонтируем, то еще что-нибудь. В конце концов, для своих же детей. 

Сергей Доренко, журналист. В частной школе с нас собирали довольно существенные деньги на охрану. Учителя к детям относились предвзято. Потом мы перевели дочек в Ломоносовскую школу. Там все было ничего, пока не понаехали дети нефтяников, которым все выходки сходили с рук. Сына мы отдали в обычную школу, где за четыре года с нас ни копейки не взяли. Родители сами скидываются на экскурсии и ничего, кроме цветов, педагогу не предлагают. Впрочем, думаю, она бы и не взяла. 

Владимир Сорокин, коммерческий директор компании «АльфаСтрахование». У нас школой занимается мама, если и вымогают, то у нее, а я про это ничего не знаю. Впрочем, раз не знаю, значит, у нас все более или менее корректно, либо мы сами готовы помочь, либо не вымогают, иначе я уже об этом знал бы. 

Дмитрий Гудков, лидер молодежной организации партии «Справедливая Россия». К счастью, нисколько. Школа, куда ходит моя дочь, одна из лучших в России и имеет серьезную поддержку от государства. Родители по собственной инициативе периодически сбрасываются по 500-1000 рублей на экскурсии, детские дни рождения. А вот моим друзьям повезло меньше: они оплачивают ремонт классов, покупают компьютеры, а некоторые из них уже раскошелились на хороший результат по ЕГЭ. 

Константин Бабкин, президент «Союзагромаша». Небольшие деньги мы сдаем, а на поборы жена пожаловалась бы. Средства собирает родительский комитет, чтобы отправить детей на комфортабельных автобусах на экскурсии по подмосковным усадьбам и музеям. Я считаю это нормальным. А на ремонт школы, новый компьютер или холодильник с нас никто денег не требовал. 

Алексей Офицеров, депутат Самарской городской думы. Все деньги мы собираем исключительно добровольно. Централизованно, на родительских собраниях собираем деньги на дни рождения, 8 Марта, Новый год и другие праздники. В среднем в год получается с семьи от 5 тыс. рублей и выше. Но на оценки детей это не влияет. 

Кирилл Андреев, солист группы «Иванушки International». Вымогательства не было, но есть небольшие сборы, от которых наш семейный бюджет не страдает. Подчас мы сами инициируем сбор денег с родителей на подарки учителям. Наши учителя душу вкладывают в детей, это огромный труд, который мало оплачивается государством. Поэтому мы хотим их отблагодарить через какие-то подарки. Мой сын учится в обычной, но новой школе, поэтому на ремонт мы не скидываемся, хотя, если бы попросили, я бы не отказал — ребенок проводит там по полдня! 

Павел Астахов, адвокат. С меня ничего не вымогают, я плачу добровольно. Родители должны тратить на обучение одного ребенка 10% от своей зарплаты. Мой младший сын учится в частной школе, там трехразовое питание и все необходимое для учебы, и мне не жалко ежемесячно платить $300-500. Это исключает дополнительные школьные поборы. 

Игорь Черноголов, президент ГК «Пенетрон-Россия». Все в пределах разумного. Иногда родители собирают по 200-500 рублей на подарок учительнице, например к 8 Марта, но это бывает крайне редко. Лично я стараюсь всегда дарить еще что-то от себя. Но это не значит, что я пытаюсь задобрить преподавателя, я делаю это из личного уважения. 

Рустэм Сабиров, генеральный директор Промышленной страховой компании. А я не делал подарков — мы еще не сдавали экзамены.

http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1175174

 

Получайте все новости отрасли первыми



Читать далее