Главная / Спецпроект: Новости реформы школьного питания в России / 07.07.09.Сколько в Москве продуктов с генномодифицированными организмами.

07.07.09.Сколько в Москве продуктов с генномодифицированными организмами.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Итак, 16 часов 6 минут в Москве. В гостях у радио «Эхо Москвы» Георгий Смолеевский, первый заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг нашей столицы, и тема нашей беседы: «Сколько в Москве продуктов с генномодифицированными организмами?»
А.САМСОНОВА: Здравствуйте.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Добрый день.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Здравствуйте. Да, ну, вот такая тема, в общем-то, пугающая, наверное, даже в чем-то.

А.САМСОНОВА: Можно сразу вопрос? Зачем их считать, вот эти продукты с генномодифицированными организмами?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, чтобы не нанести вред здоровью.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Нет, а можно, вот, я еще дополню?

А.САМСОНОВА: Давай.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Я просто был удивлен количеством вопросов наших слушателей именно на эту тему. Я думал, что будут слушатели наши ужасаться, требовать отчета от представителя власти: почему плохо борются с такими вещами как ГМО? Оказалось, совсем наоборот — чуть ли не большинство вопросов, которые мы видим на нашем сайте, как раз этой темы и касаются. А может быть, это и не опасно для здоровья? Может, не так и плохо?

А.САМСОНОВА: Ведь нет, вроде как-то никаких научных подтверждений пока что, что это вредно и страшно, и опасно.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, вы знаете, понимая всю ответственность перед будущим, год от года во всем мире становится популярным движение региональных образований. Вот сегодня, вы знаете, существует с 2005-го года Берлинский манифест о зонах, свободных от ГМО. И, наверное, это не случайно произошло: Европа и другие страны — они активно об этом думают, и сегодня у нас 160 таких регионов и 3,5 тысячи субрегиональных образований. И если говорить вот так предметно, какой вред это может нанести — да, действительно, сегодня мы до конца такой информации не имеем. Но у нас, вы знаете, да? и у нас, и в мире проведены опыты, и, вот, животные отказываются есть этот продукт.

А.САМСОНОВА: Что, несъедобно?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, просто не едят. А если едят, то возникают проблемы с деторождаемостью, появляются проблемы со здоровьем.

А.САМСОНОВА: Потому что, вот, смотрите. Всемирная Организация Здравоохранения, в общем-то, уважаемая организация сказала: «ГМ-продукты питания, имеющиеся в настоящее время, — это 2005-й год, — на международном рынке прошли процедуру оценки риска. И вероятность того, что они ассоциированы с большим риском для здоровья человека и с большим риском, чем традиционные аналоги, незначительна». То есть даже ВОЗ, в общем-то, не видит особых причин.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Вы знаете, здесь тема очень серьезная, потому что как есть… Ведь вы понимаете, это бизнес и очень многие в этом деле заинтересованы — это надо об этом не забывать. Но мы, правительство города, Департамент потребительского рынка, мы считаем, что лучше с этим не экспериментировать. Если мы можем от этого отказаться и проблемы не будет никакой в будущем у наших детей, то нужно это делать. И вот мы это сделали.

А.САМСОНОВА: Но это же тогда ущемляет тех, кто перешел на новые рельсы и стал более инновационно подходить к сельскому хозяйству, используя эту технологию?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Совершенно никак не ущемляет. Мы говорим о добровольной маркировке продуктов. И мы считаем, что любой потребитель в городе имеет право знать, что содержит данный продукт. Вот этому и посвящена цель нашего постановления, и работа наша сегодняшняя именно в этом русле и ведется.

А.САМСОНОВА: Вот это право знать — оно важно. Потому что, все-таки, хочется понимать, что ты покупаешь.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно, маркировка продуктов добровольная, но, тем не менее, вы сказали, что Москва объявлена зоной, свободной от генномодифицированных продуктов. Таким образом, здесь как-то принцип добровольности, видимо, не совсем соблюдается.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Вот я не сказал, что так. Я сказал, что мы присоединились к Берлинскому манифесту. И сегодня — вот самое главное — что когда ребенок, а вы знаете, до 5-го класса все дети получают бесплатное питание, приходя в школу, не имеет возможности выбрать продукт, содержащий ГМО или не содержащий — вы понимаете почему, да? Потому что, вот, есть меню и там все продукты, и на них не написано, к сожалению.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, и потому что он ребенок, в общем.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да. И поэтому мы считаем, что в бюджетной сфере, то есть там, где бесплатное питание, продукты вообще не должны содержать ГМО. И мы действуем не просто, вот, по количественному анализу, который принят вообще у нас здесь, как бы, федеральным правительством. А мы работаем по качественному анализу. То есть любое наличие ГМО исключено в школьном питании, как и в социальном, то есть за бюджет города.

А.САМСОНОВА: То есть государство не оплачивает заказ на содержащие ГМО товары?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Значит, любая фирма, выходящая на конкурс по снабжению за бюджетные деньги школьников питанием, я имею в виду, продуктами, может выиграть конкурс. Но в случае если мы обнаружим ГМО и мы их заранее предупреждаем об этом, что мы будем это делать, исключаются из этого конкурса и больше в нем участия не принимают, вот, я имею в виду, в этом году, например.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Хорошо. Ну вот вы говорите, что подобные случаи в московских школах исключены, но, вот буквально на днях в газете «Московский комсомолец» была публикация, где приведены данные Московского Госуниверситета Технологий и Управления. Его представители говорят, что проведенные ими исследования, все-таки, показывают, что проникают такие продукты генномодифицированные в школы, и прежде всего это касается зарубежных овощей, болгарский перец, картофель, помидоры, виноград, кукуруза и фасоль.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Вот вы знаете, я вам приведу сейчас такие примеры. Вот смотрите, содержание ГМО — вот мы в 2007-м году работу начали, да? — было 5% от общего количества взятых анализов, это около 12 тысяч анализов. А вот в 2008-м году это уже было немножечко меньше уже — да, снизилось, там где-то, примерно, до 4%. А вот в этом году за 6 месяцев — вот у меня данные сейчас лежат передо мной — это 1%. То есть сказать, что полностью исключены — это достаточно резко, наверное, потому что и очень самоуверенно. Но сегодня 1% — это, вы согласитесь, с 5-ти до 1-го процента — это результат. Поэтому что-то попадает, но мы за этим смотрим. Вы понимаете, сегодня в ассортименте школьника около 1500 наименований продуктов. И более тысячи школ работает в Москве, и, конечно, лазейки есть еще. Но сегодня есть бюджет, сегодня есть 5 аккредитованных лабораторий, все они академические и работа ведется.

Вот сегодня — я вам приведу такой пример — мы сегодня взяли, вот на сегодняшний день мы взяли где-то примерно более 6500 анализов только за полгода. Впечатляет, да? Но это везде — это и в открытой сети… А вот в школах — 950. Понимаете? Это серьезно. Если я вам 1500 назвал, то более половины продуктов сегодня прошли проверку.

А.САМСОНОВА: Георгий Викторович, мне кажется, вы проделали огромную работу, вот даже по тому, что вы сейчас говорите. И снижение ГМО в школах огромное, с 5% до 1%. Но вопрос ведь заключается вот в чем. Пока нету достоверных научных доказательств что генномодифицированные продукты опасны для здоровья человека, такая борьба с одними производителями и, соответственно, какие-то лучшие условия для других производителей, в частности, оформление для них там конкурсов, заказов и так далее выглядят как просто лоббизм со стороны одних товаропроизводителей в свою пользу и под хорошим предлогом.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да, вы сами сказали, что это бизнес.

А.САМСОНОВА: Ну, действительно, бизнес.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Давайте скажем проще: нет подтверждений и нет отрицаний. Мы находимся на грани.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, то есть мы просто перестраховываемся?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да. Так я вам привел пример. Вот мы сделали в научно-исследовательском институте элементарные опыты с крысами и кормили генномодифицированными продуктами. Это все на научной основе делалось. Потомства у крыс нет, понимаете? Вот мы знаем пример…

А.САМСОНОВА: Может быть, они бесплодные от рождения?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Нет-нет.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Вы знаете, я вот как раз про крыс, готовясь к этой передаче, отдельную, почти научную статью прочитал. И там автор ее доказывал, но я не специалист, я не смогу со всеми умными словами, но, тем не менее, он доказывал, что крыса — это как раз не тот зверь, на котором подобные опыты стоит проводить.

А.САМСОНОВА: Да. Мы, все-таки, не крысы.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Потому что у них там какие-то особенности существуют.

А.САМСОНОВА: В общем, нет доказательств, да?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Я, наверное, плохо в этом разбираюсь, крысы или нет — давайте мы это ученым отдадим. Но я вам хочу сказать: есть группа ученых, которые поддерживают, есть, которые отрицают, но сегодня такая проблема существует.

А.САМСОНОВА: Для кого?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Как «для кого»? Для людей, для москвичей, для детей для наших.

А.САМСОНОВА: Давайте проголосуем. Значит, вопрос на голосовании нашим слушателям задаем следующим образом. Для вас, вы лично опасаетесь есть продукты генномодифицированные? Или вы считаете, что в этом нет ничего страшного? Если вы считаете, что продукты с ГМО, вот лично вы решаете, есть опасно, позвоните по телефону 660-06-64. Если вы считаете, что нет в этом ничего страшного, 660-06-65.

Потрясающе — уже приходят результаты. Давай еще раз повторим вопрос. Продукты с ГМО есть опасно, я лично не ем. Если вы за этот вариант ответа, 660-06-64. Ничего страшного нет, ем спокойно продукты из ГМО, не обращаю на это внимание — 660-06-65.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Но знать об этом надо, согласны, да?

А.САМСОНОВА: Ну, вообще пока я не буду рассказывать о результатах.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: А как, вот, помидор с геном скорпиона? Как, радует вас?

А.САМСОНОВА: Мне как-то все равно: красный, вкусный — и отлично.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Но звучит-то это, конечно, устрашающе, помидоры с генами скорпиона.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: А колорадский жук, который не ест картошку, содержащую гены, например, других организмов. Нормально это?

А.САМСОНОВА: А квадратные арбузы.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, насколько я понимаю, ее специально и разрабатывали, чтобы от колорадского жука уберечься.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да, безусловно! Чтобы урожайность была выше. Но ведь не ел.

А.САМСОНОВА: Ну, это же та же самая селекция.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Вот, понимаете, колорадскому жуку объяснить невозможно, надо это есть или не надо? Но он не ест.

А.САМСОНОВА: Как ведь? Раньше селекция была по фенотипу, да? И они старались долго, там, скрещивать те или иные особи, в зависимости от их вида внешнего прийти к нужным результатам. Теперь можно это делать на генном уровне. Ну, прекрасно, мы не стоим на месте. Останавливаю я голосование. Георгий Викторович, все вас поддерживают, 78% радиослушателей «Эха Москвы», проголосовавших за минуту, говорят о том, что они опасаются есть продукты с ГМО.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, правильно делают.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Нет, ну, я все-таки, Тонь, не говорил бы так, что все поддерживают.

А.САМСОНОВА: Ну, 78% — не шутки, знаешь ли.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Есть еще некоторое количество наших слушателей, которые не опасаются. И вот, опять же, они задают вопросы посредством SMS и нашего сайта. В частности, Дмитрий, экономист из Москвы интересуется бюджетными деньгами, которые идут на эту программу борьбы с генномодифицированными продуктами, если так можно сказать. Вот велики ли бюджетные деньги, которые приходится на это тратить?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, я уже сказал, что бюджет этого года составляет 50 миллионов рублей. Значит, что такое 50 миллионов рублей? Это 5 аккредитованных лабораторий — я их уже назвал, академические лаборатории, серьезные, авторитетные лаборатории. Это анализы, которые мы проводим, более 15 тысяч. Каждый анализ — он, к сожалению, не дешевый, он стоит денег около 3 тысяч рублей. Это серьезное изучение, такая, так сказать, серьезная схема проверок. Вот, примерно так это… Каждый год, с каждым годом, даже в кризисный год правительство города, мэр Москвы уделяют этому огромное внимание. И видите, количество денег бюджетных не уменьшилось — то есть такая забота существует, и мы очень за это дело серьезно переживаем. И поэтому Юрий Михайлович и в этом году поддержал и продолжил эту работу.

В следующем году сумма будет прежней. Вот я знаю, что в 2011 году она немножечко будет увеличена, там 10 миллионов прибавляется. Так что, по деньгам вот такая история.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Понятно. То есть на фоне кризиса, когда всем сокращают, эта программа, наоборот…

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Это здоровье.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: …получает новое финансирование. Но, вот, рискну я, все-таки, привести слова первого вице-премьера правительства Виктора Зубкова. Вот, все-таки, мне кажется, несколько отличается его точка зрения от вашей, цитирую я по сайту нашей радиостанции: «Виктор Зубков считает возможным использовать в России генетически модифицированные организмы и продукты, если, цитата дословная, «это будет в пределах разумного и не навредит здоровью людей. Это та тема, к которой мы в свое время обязательно подойдем». И вот Зубков говорит, что, все-таки, есть рациональное зерно в том, чтобы использовать ГМО.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Нет, все правильно он говорит. Но я еще раз вам говорю, когда ребенок, когда больной лежит в больнице, у него нет возможности выбора — вы согласны со мной? Вот здесь мы должны полностью это исключить.

А.САМСОНОВА: Но вы же, опять-таки, не делаете выбора.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: В магазине вот такая вот — я вам покажу — вот такая эмблемочка.

А.САМСОНОВА: Давайте расскажем слушателям. Значит, зеленый круг, салатовый центр, написано «Не содержит ГМО».

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: И если я ее вижу, значит, я или куплю, или не куплю. И вот заметьте, и тут уже определяется и цена. Может быть, это немножечко будет подороже, но я знаю, что здесь все в порядке.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Как много таких эмблем, таких логотипов, если так можно сказать, у нас в московских магазинах?

А.САМСОНОВА: Вообще, на какие группы товаров это распространяется?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: У нас сегодня такую эмблему получили 413 производителей и в городе, и за чертой города. И маркировку прошли 4640 видов продукции. Вот такая статистика у нас.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: И получение такой маркировки — это добровольный процесс?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Это полностью добровольный процесс. Я вам даже, вот вы знаете, я вам просто зачитаю, что ввести у нас с 1-го июля на территории города Москвы добровольную маркировку продуктов питания на отсутствие в их составе ГМО. Это постановление правительства от 13 февраля 2007 года.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Если производитель продуктов не имеет вот такой наклейки, он как-то ущемляется в правах при поставках в магазины московские?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Нет, никак не ущемляется, но он не может попасть в снабжение школ и социальных учреждений, больниц, детей, там, домов ребенка, социальных учреждений всевозможных — туда он не попадет.

А.САМСОНОВА: Сегодняшний день проходит под знаком Барака Обамы, российских отношений с Америкой, в частности, нашим стремлением или уже нестремлением вступления в разные международные организации, в частности, в ВТО. Вот ВТО, что она говорит про генномодифицированные продукты? Она говорит, что запрещение ГМ-продуктов в ряде стран не имеет под собой научного базиса и обусловлено протекционистскими целями исключительно. Вот еще одна, в общем-то, уважаемая международная организация как-то скептически смотрит на все эти ограничения.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Вы знаете, я приведу вам десятки сейчас доводов других организаций, не менее авторитетных, которые подтвердят, что это проблема. Кстати, Америка — это одна из тех стран, которая активно этот продукт насаждает в мире.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Но она не только насаждает, она и сама использует.

А.САМСОНОВА: Она сама же кушает?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да. Но вот, тем не менее, 4 графства в Калифорнии приняли решение о запрете ГМО, более 80 городов штата Вермонт выступили с призывом о моратории на выращивание ГМО-культур, в штате Мэн свободными от ГМО объявили себя 2 города — это я по Америке говорю.

А.САМСОНОВА: Ну, Новая Англия — что вы от них хотите?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, да.

А.САМСОНОВА: Ну, тем не менее. Вот еще вопрос про овощи, да? Вы говорите, что важно информировать людей, и я абсолютно с вами согласна. Тем более, что мы видим, что наши слушатели, в общем-то, хотят знать и хотят понимать, что они покупают. Что касается упакованных товаров, там, молока или чего-то еще, там, хлеба, который в целлофановом пакете, можно понять. Но очень часто овощи, фрукты продаются в развес, они лежат на контейнерах. Как в этом случае понять, кто производитель, содержит ГМО или не содержит ГМО?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Нет, ну там должна быть маркировка. Ведь это же кто-то произвел. Да? Там, Белая дача или, так сказать, какой-нибудь Подольский комбинат. Вот смотрите, я вам приведу такой пример. Я по школьному питанию приведу такие примеры. Вот кукурузные снеки с сахарной пудрой, это ООО «Русскарт» называется, да? Колечки медовые, «Русский Снэк» ООО тоже производитель. Томатная паста «Зарина», ООО «Меркурий-Продукт», кукуруза сладкая «Закусон» называется, «Квадрат-Эксима».

А.САМСОНОВА: Этот Закусон — это в школу поступает?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да. Это, вот, поступает да, полноценная сухая смесь для детей на основе изолят соевого белка — это импортная смесь. Вот она как раз у нас последняя, у нас 2 анализа серьезных. И мы больше в Дом ребенка — вот у нас главное управление здравоохранения №2 получали эту смесь — мы исключили ее, исключили этого поставщика. У нас есть сайт, сайт Департамента, где мы всех нарушителей, то есть всех недобросовестных поставщиков там публикуем. И можно туда зайти и посмотреть, какие продукты и что с ними происходит.

Вот, например, в розничной сети приведу вам такие примеры. Мы, вот, в Ашане обнаружили хлебокомбинат «ПЕКО» поставляет им хлеб ароматный, содержание ГМО. Тоже в Ашане хлебокомбинат «ПЕКО», еще Нарезной, Пшеничный с отрубями. «Соус деликатесный» содержит ГМО, там есть ООО «Маркон», которое в «Метро Кэш энд Кэрри» поставляет эти продукты. Везде нами были разосланы предупреждения, оповещен Роспотребнадзор по этому поводу. Но я хочу сделать пояснение: это на основе качественного анализа. Мы говорим о том, что там есть наличие. Сколько? Это уже количественный анализ.

А.САМСОНОВА: Но это не является нарушением закона?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Нет. Вот в открытой сети это не является нарушением. Для того чтобы это было нарушением, то процент должен быть больше 0,9 — это следующий анализ. Мы просто их предупреждаем: «Ребята, обратите внимание, что у вас ГМО есть, а теперь дальше идите и делайте анализ. Ни маркировки, ничего нет — мы вас предупреждаем. Посмотрите».

А.САМСОНОВА: А маркировать обязан производитель?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Не обязан. Он может сказать «Я не буду маркировать» и он может сказать «Я не буду и тест никакой делать» — это его право. Но если потом Роспотребнадзор его проверит и обнаружит, что этот процент больше 0,9, вот тогда у него будут проблемы.

А.САМСОНОВА: Да, понятно.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Интересуются также наши слушатели, Алексей из Новосибирска спрашивает: «Есть ли у вас информация, в каких именно продуктах питания содержится более всего ГМО?» Имеются в виду молоко, мясо, фрукты, овощи, категории продуктов.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Вы знаете, это может быть, ну, наиболее — это мясные продукты, это группа колбас, она наиболее активна. Ну вот, например, обнаружить ГМО, например, в курице или просто в мясе достаточно сложно. В воде вряд ли это будет. Хлеб — я уже приводил вам примеры. Соусы всевозможные — вот это вот такая…

А.САМСОНОВА: Это зона риска?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Да, зона риска.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Я вас перебью, извините. Вот сообщение, правда, оно уже за прошлый год. Вот ваш шеф непосредственный, глава Департамента потребительского рынка в феврале 2008 года в сообщении он говорит, что «наибольшее содержание генномодифицированных организмов обнаружено в молоке и молочных продуктах». Сейчас ситуация изменилась как-то?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Знаете, очень просто это объясняется. Дело в том, что сегодня у нас — вы знаете, да? — молоко и есть молоко, и есть молочные смеси, да? Вы знаете, что такой закон вышел, да?

А.САМСОНОВА: Да, конечно, конечно.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, да. Но здесь использованы «Молоко» и «Молочный продукт».

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Поэтому сегодня тогда, когда мы ставим клеймо, что это молоко, тут уже более-менее все в порядке. А вот когда смеси — вот тут начинается история с ГМО, как правило. Поэтому сегодня, так сказать, мы также просим за этим смотреть. Во всяком случае, в школах у нас, вы знаете, да? Сегодня мы лучшим молоком школьников снабжаем, это наш Московский агрохолдинг, который, действительно, производит цельное натуральное молоко. Да, безусловно это так и есть.

А.САМСОНОВА: Тут на SMS-номер +7 985 970-45-45 пришел такой крик души от Валерия Владимировича: «Нам без ГМО такую гадость предлагают. Ужас! Посмотрите». Но если отходить в сторону от этого сообщения, отходить в сторону от тональности, оставаясь в его ключе, есть мнение, что продукты, содержащие ГМО, генномодифицированные организмы, они как раз подвергаются более тщательному анализу и в итоге оказываются более качественными, потому что сейчас все контролирующие органы уделяют им внимание. В то время как продукты, которые ГМО не содержат, проходят мимо всякого контроля. И получается, что ГМО-продукты — они лучше, потому что их контролируют, контролируют и контролируют несколько раз.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Их контролируют, потому что они могут нанести вред организму, поэтому их контролируют.

А.САМСОНОВА: А все остальные проходят.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: А какие «все остальные»? И в чем проблема?

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну вот я, может быть, добавлю. Буквально на днях питерские коллеги наши, в Законодательном собрании Петербурга тоже у них по этому поводу дискуссия развернулась. И там, вот, депутаты указывали местной исполнительной власти на то, что вы не только за ГМО должны следить, но что, вот там, например, кусок мяса, пропитанный нитритом натрия, да?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Совершенно верно.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Что он там в тысячу раз вреднее любого генномодифицированного продукта. Или, там, маргарин, булки с консервантами, ароматизаторами. И, в общем-то, это же в школы проникает тоже, в дошкольные учреждения, наверное.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Значит, ну, во-первых, что вреднее — здесь трудно сказать, но то, что за этим смотреть надо, это тоже. Ну вот техрегламент по молоку, да? Сейчас по сокам техрегламент, по молочной продукции, вот эта история с Белоруссией, да? Это все последствия контроля. Что происходит? У нас раньше…

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, с Белоруссией там, наверное, все-таки и политика вмешалась тоже. Ну, тем не менее…

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, это, знаете… Мы говорим о том, что продукция. Мы же предупредили заранее и сказали: «Пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы на вашем пакетике появился этот значок, что это не смесь, а молоко, да? Вот весь процесс. Поэтому надо было просто это выполнить и не было бы проблемы никакой.

А вот вопрос заключается в том, что сегодня… Ведь вы помните, как раньше было, да? Наверное, тоже было плохо, выпускали все сырки по одной и той же рецептуре и знали, сколько там сахара, сколько творога и все. Сегодня у нас появился процесс творчества, да? Как рынок у нас свободный появился — все, что хочешь. Вот выдумай свою рецептуру и, так сказать, вот. И вот сегодня, к сожалению, мы не уверены, что до конца входят в те или иные наполнители, да? Поэтому, конечно, правильно сегодня делается, что должен быть техрегламент, должен быть жесткий контроль за натуральным продуктом, за смесями, которые туда добавляются.

Я хочу сказать, что сегодня положение в этом вопросе гораздо лучше, чем было раньше. И государство — а город об этом неоднократно говорил, мы сегодня много говорим о законе о торговле, да? И вот, кстати, в законе мы очень много говорим о качестве. Нет закона сегодня о торговле — мы в предыдущей передаче об этом говорили — он находится у нас на обсуждениях везде. Но мы тоже оговариваем в законе, что мы должны смотреть за качеством — это очень важный вопрос. Не только ассортимент должен быть большой, но мы должны быть уверены в том, что мы потребляем. И, так сказать, надо спрашивать с производителя. Пускай он нам честно говорит, что это не молоко, а это смесь, понимаете? Или, там, колбаса — вот, так сказать, она мяса содержит столько-то.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: Интересуются также слушатели наши импортными продуктами, особенно продуктами из ближнего зарубежья, из Украины, Белоруссии и других стран: «Возможно ли отследить продукты, в которых содержатся ГМО, поставляемые из этих стран? И должны ли они как-то маркироваться?»

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Ну, если мы используем импортный продукт, я говорил, в школьном питании, то возможно. Я вам назвал, что мы все практически проверяем. Что касается открытой сети, ресторанов, то я вам сказал, что мы эту работу ведем, мы их оповещаем и говорим о том, что это есть. Дальше они должны проверить уже на количественный состав.

А.БЕЛЬКЕВИЧ: То есть точно такая же процедура, как и для отечественных производителей?

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Процедура одна. Вы понимаете, вот любой производитель — он не должен бояться того, чтобы маркировать свою продукцию. Он должен быть заинтересован в этом, он должен знать, что он покупает или что он производит, или что он поставляет. Поэтому логика очень простая: если я закупаю что-то заграницей, почему бы мне не сделать этот тест? Правильно? Или не попросить того, кто мне его поставляет, за свои деньги это сделать и показать мне справку, что там все в порядке.

А.САМСОНОВА: Большое спасибо. Георгий Викторович Смолеевский, первый заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы был сегодня в нашем эфире. Мы благодарим вас еще раз. До новых встреч.

Г.СМОЛЕЕВСКИЙ: Спасибо вам большое.

http://echo.msk.ru/programs/razvorot/603343-echo/

Получайте все новости отрасли первыми



Читать далее