Главная / Зарубежный опыт / Продовольственная безопасность – главная проблема Венесуэлы

Продовольственная безопасность – главная проблема Венесуэлы

Каракас, Венесуэла (АП) – Венесуэльцы жалуются, что еда, попадающая к ним на тарелки для воскресного ужина, завозится из заграницы: стейки из Бразилии; бананы из Доминиканской Республики; рис из Южной Африки; сыр пармезан из Уругвая; овсяные хлопья из Чили. Даже кофе, в стране, которая знаменита своим кофе, часто колумбийский.

Наслышанный об этой проблеме, Николас Мадуро, преемник Уго Чавеса, стремится выиграть выборы против кандидата от оппозиции Энрике Каприлеса. При социалистическом правительстве покупатели не могут рассчитывать на то, что обнаружат на рынке сахар, кукурузную муку для любимых венесуэльцами кукурузных печений и другие товары.

Эти самые покупатели проголосовали в воскресенье на выборах, в которых продовольственная безопасность сыграет свою роль наравне с преступностью и перебоями в подаче электроэнергии.

«Вам ничего не удастся найти, – говорит Эрмис Родригес, 76-летний пенсионер, отходя от прилавка с куриными окорочками к прилавку с мясом на оживленном рынке «Guaicapuro» в Каракасе, – Я голосовал за Чавеса, но теперь я не стану голосовать за Мадуро. Ситуация в стране ухудшается».

Чавес, который скончался 5 марта, сделал аграрную реформу столпом своей «революции» и поклялся превратить Венесуэлу в экономически независимую страну, экспортирующую продукты питания. Правительство Чавеса за прошедшие 12 лет экспроприировало 2,3 млн. гектаров (5,7 млн. акров) сельскохозяйственных земель, которые, по его словам, использовались неэффективно. Чавес национализировал компании, производящие продукты питания, владельцы которых, как он утверждал, обманывали народ, были в заговоре против его правительства, либо и то и другое сразу. Контролируемая правительством доля на рынке для некоторых продуктов, например, риса и кофе, составляла от 40 до 75 процентов.

За прошедшие 7 лет Венесуэла, крупный экспортер нефти, время от времени сталкивалась с дефицитом некоторых основных продуктов питания, таких как молоко и масло. Страна с населением в 30 миллионов человек до сих пор завозит около 70 процентов продуктов питания. Кроме того, она вынуждена импортировать продукты, которые до прихода Чавеса к власти производила сама: говядину, кофе и рис.

Мануэль Сиприано, президент национальной ассоциации скотоводов, говорит, что 15 лет назад Венесуэла практически полностью обеспечивала себя говядиной, а сегодня она завозит почти половину говядины из-за рубежа. Правительство и некоторые проправительственные группы подвергают эту цифру сомнению, но все равно она составляет, по меньшей мере, 30 процентов. Только в прошлом году импорт замороженной говядины увеличился на 150 процентов, согласно правительственным данным, опубликованным на сайте ассоциации скотоводов. Это подтолкнуло вверх цены на мясо.

Херардо Баррето, президент Торгово-промышленной палаты центрального штата Карабобо, говорит, что Чавес «выпотрошил» кофейную промышленность Венесуэлы, экспроприировав крупнейшие предприятия, одним махом сократив производство и уничтожив былое качество продукта, так как на смену компаниям, которые десятилетиями работали на развитие, пришли государственные корпорации, которым не хватает опыта.

«Некогда мы производили отличный кофе. Теперь это кофе достойный помойного ведра, – говорит он. – Потому что он не был подготовлен или перебран. Знание того, как это делать, было утрачено».

Баррето говорит, что чавесовская экспроприация компании по производству семян и удобрений «Agro Islena» также негативно сказалась на сельскохозяйственном производстве. По его словам, удобрения, завозимые правительством, теперь стали дороже или же их вообще не достать. «Была нарушена вся цепочка производства», – считает он.

Сония Пена пятидесяти лет отводит глаза от бразильской говядины на рынке «Guaicapuro». «Мне требуется целый день хождения по рынкам, чтобы раздобыть достаточно продуктов для семьи на целую неделю», – говорит она.

Каприлес обвиняет правительство в том, что губит продуктовый рынок посредством национализации и, как он это называет, глупости. Он обещает покончить с экспроприацией и содействовать диалогу между землевладельцами и сельскохозяйственными рабочими. Он утверждает, что он отремонтирует разбитые сельские дороги, создаст программу микрокредитования для малых фермерских хозяйств и откроет сельскохозяйственные учебные заведения в каждом регионе.

В домах венесуэльцев будут «холодильники, наполненные качественными продуктами питания, произведенными в Венесуэле, едой от отечественных производителей, а не привозной», – пообещал Каприлес в ходе предвыборного митинга в воскресенье.

В плане, предложенном Чавесом на его незавершившийся шестилетний срок, были схожие предложения, включая ремонт дорог, но правительство планирует сохранить достижения экспроприации.

Хосе Агустин Кампос, президент проправительственной Национальной конфедерации фермеров и скотоводов, выступил в защиту политики Чавеса на пресс-конференции в минувший вторник. Он говорит, что Чавес снизил ставку по займам сельскохозяйственного назначения, чтобы помочь фермерам с инвестициями, и установил минимальную оплату труда для сельских рабочих на одном уровне с минимальной оплатой труда горожан, чтобы поощрить людей оставаться на фермах.

Кроме того, Кампос говорит, что зависимость от импортных продуктов питания – это давняя проблема, которая существовала и до прихода Чавеса.

Попытки провести аграрную реформу в 1960-х годах оказались безуспешными, когда правительство перераспределило земли, но не смогло помочь новоиспеченным фермерам ни консультациями, ни деньгами, необходимыми для успеха, из-за чего упали объемы производства. К 1999 году, когда был избран Чавес, перепись показала, что 90 процентов сельскохозяйственных угодий, которые были переданы бедным, снова вернулись в собственность крупных землевладельцев.

Чавес пообещал не совершать тех же ошибок, но венесуэльские бедняки продолжают переселяться в города; лишенные опытных рабочих, экспроприированные фермерские хозяйства производят все меньше и меньше продуктов. Частные производители продуктов питания, крупные и мелкие, часто продают продукцию себе в убыток, потому что существуют сотни ведомств, контролирующих цены, которые были созданы Чавесом в попытке выиграть войну у инфляции. Правительство контролирует стоимость иностранной валюты, так как должно покупать пестициды, удобрения, корма для животных и технику зарубежного производства.

Мадуро уверяет, что он продолжит оставшееся в наследство от Чавеса государственное субсидирование бедных слоев населения. И в прошлый четверг он ввел в предвыборную кампания новый элемент, обвинив крупнейшего в Венесуэле частного производителя пищевых продуктов, «Alimentos Polar», в саботировании отечественного продовольственного рынка, хотя он не уточнил, каким образом происходит это саботирование.

«Продолжайте ваш саботаж человеческой еды, – прокричал Мадуро на агитационном митинге в северном штате Карабобо, – Все верно. Все в этой жизни имеет свой конец».

На «Polar» прямо или косвенно работают около 48 000 человек, подразделения компании обеспечивают примерно 10 процентов внутреннего продовольственного производства, включая крупы, соусы, сыр, консервы, джем, корма для животных и другие продукты.

В пятницу было опубликовано необычно сильное сообщение, в котором реплики Мадуро назывались «угрожающими» и говорилось, что компания работает на пределе возможностей, несмотря на правительственные ограничения.

«Polar» заявляет, что правительство должно $140 миллионов долларов США за импортируемые товары. По их данным, правительство определяет, куда будет поставляться продукция, «не принимая в расчет потребительский спрос». Утверждается, что правительство не целевым образом использует запасы муки по всей Венесуэле, принуждая компанию «Polar» продавать большую часть муки в Каракасе.

«Polar» добавляет, что каждая продовольственная поставка, которую производит компания, должна быть заранее одобрена правительством. И подчеркивает, что официальные цены на многие ее продукты не менялись вот уже два года, несмотря на недавнюю девальвацию боливара и прогнозируемую инфляцию на уровне 23 процентов. Компания заявляет, что она теряет деньги при продаже продуктов, включая полуфабрикаты на основе кукурузы, рис, кукурузное масло и макароны. В условиях искаженного и часто иррационального рынка, поставщики на «Guaicapuro» делают то, что могут.

Семья Декснмита Гонсалеса продает птицу и яйца на 50 процентов дороже, чем того требуют официально установленные цены. Цены, установленные правительством, написаны на доске, которую он переворачивает так, чтобы покупатели их не видели, но доску можно быстро перевернуть в случае, если по близости появится инспектор.

«Между нами говоря, – говорит Гонсалес, – Мы не можем продавать по официально установленным ценам».

В субботу многие покупатели отошли от полупустой витрины, на которой были выставлены на продажу тощие куриные грудки. Гонсалес вынул аппетитную куриную грудку и держал ее в ладонях. «Этого очень мало, – говорит он. – Ничего не гарантировано».

Через дорогу 42-летний Роки Галвис продает свиные ножки, мясную вырезку и индейку под вывеской, призывающей покупателей осудить цены, установленные «Институтом по защите покупателей товаров и услуг». Галвис признается, что он должен продавать бразильское мясо на 50 процентов дороже официально установленной цены, чтобы сводить концы с концами.

Он жалуется, что правительство может продавать бразильское мясо, которое оно само же импортирует, по официальным ценам. «Это недобросовестная конкуренция», – говорит он.

Джеймс Андерсон, «Ассошиэйтед Пресс»

Источник: foodmanufacturing.com

Получайте все новости отрасли первыми



Читать далее